История округа

15 октября 2012

“Первоначальное строение партикулярных людей” появилось на Васильевском Острове в 1703 году, причем А.И.Богданов пишет, что “сей остров с самых первоначальных лет населен был служителями ... Князя Меншикова”.

По планам Петра Первого на этом острове надлежало быть “главному строению и жительству”, поэтому здесь со времени Петра Первого, после “первоначального нерегулярного”, производилось “регулярное строение”. По словам А. И. Богданова, “сей преизрядный остров Император Петр Великий вознамерен был оный наибогатейшим строением населить и украсить, как деревянным, так и каменным, и каналами устроить, и фартецию укрепить, наподобие Амстердама, что всему тому обстоятельный план и модель зделанная имеются, по которому плану все строение на сем острове и производится”. В то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, Васильевский Остров был “строением каменных полат довольно изнастроенный, а деревянным строением преизобильно населенный, и все оное строение, имеющееся на нем, преизрядной архитектории”.

20 мая 1727 года, в связи с тем, что на Васильевском Острове предполагалось устроить Императорский Двор и “квартиры строить” для “Гвардии Преображенского Полка”, острову было дано название “Преображенский Остров”. Так он назывался до начала правления Анны Первой, после чего в употребление официально ввели прежнее название – “Васильевский Остров”.

На вершине Васильевского Острова, или на “мысу Васильевского Острова”, находилось “Урочище "Стрелка"” – место, которое “меж дву рек мысом вышло”. “На Стрелке” имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”).

В 1731 году на Стрелке (“на мысу Васильевского Острова против Большого Императорского Зимнего Дому”, “на воде”) был построен “Мост, или Театр”, “для отправления торжественных фейерверков”.

В 1703 году на Стрелке “поставлена была батарея, которая бы не допускала никаких от обоих устий (от устий Большой Невы и Малой Невки. – К. Л.) со взморья приходящих неприятельских судов” и было устроено нечто вроде “отводного караула”. Возможно, что этой батареи и подобия “отводного караула” здесь не было уже в следующем 1704 году, когда у Котлина Острова был сооружен Кроншлот.

От Стрелки вниз “по Большой Неве Реке” шла “Каменная Набережная Линия” (“Линия ко Взморью”).

Первыми в этой линии стояли два здания, которые занимала “Императорская Академия Наук и Художеств”. Одно из них, расположенное ближе к Стрелке, начали возводить в 1720 году не как академическое здание, а как дворец, – “Полаты Государыни Царицы Параскевы Феодоровны”. Другое, расположенное дальше от Стрелки, строилось с 1719 года специально для Академии и для организованной при ней “Библиотеке и Куншткамере”, разместившихся здесь в 1726 году. Поэтому второе здание называлось “особливые департаменты, то есть те полаты, в которых ныне... Академия... находится”, “Полаты Императорской Академии Наук”, или просто “Академические Полаты” (Кунсткамера называлась также “Императорской Куншткамерой”). Над вторым зданием возвышалась “башня абсерватория”.

По-видимому, иногда оба этих здания вместе назывались “Академия наук”.

Возможно, что позади этих зданий была построена “Лаборатория Императорской Академии Наук, в которой отправляются всякие химические опыты”.

Возле “Академии Наук” находилась Пристань, называвшаяся “Пристань у Академии Наук”.

“По берегу” Большой Невы, на том месте, где во время составления А. И. Богдановым “Описания”, стояла “Императорская Академия Наук”, “с первых годов” до 1718 года имелись “Собственные Князя Меншикова” “пильные мельницы... которых числом было около десяти” (“между сими мельницами была модельная мельница для взводу воды в фонтаны” Сада Меншикова Дома, располагавшегося дальше к западу), и “казенные пильные мельницы”, “числом около пятнадцати”.

На небольшом расстоянии от здания, где размещались академические “Библиотека и Куншткамера”, боковым фасадом к берегу Большой Невы выходили “Каменные Коллегии”, которые были “состроены расположением на двенадцать постаментов”, причем “с протчими коллегиями в ряд” стоял Синод. С 1714 года в этом здании, наряду с другими учреждениями, размещался Магистрат.

Перед главным фасадом Коллегий (“Перед Kоллегиями”, или “против Коллегий”) и за зданиями Академии наук находилась большая Площадь.

“Пред Коллегиями” в 1730 году было начато строительство отходящего от Большой Невы канала (“один сложен, оный так и оставлен”).

За Коллегиями, на берегу Большой Невы находился Отдатошный Двор, занимавший незаконченный “двор каменный, не малой величины”. Строительство его началось в 1726 году, но к 1751 году “состроено только одне погреба, оный оставлен”. По-видимому, на этом месте (или возле него), на берегу Большой Невы, “подле Меншиковых Полат” (стоявших на том же берегу к западу от Отдатошного Двора), построены (очевидно, в 1710-ые годы) “небольшие кaменные Полатки... которые были... Князя Меншикова его Mapшала Соловьева”.

За тем местом, где стояли “полатки Соловьева” к берегу Большой Невы выходила обширная территория, до 1728 года являвшаяся Усадьбой А. Д. Меншикова.

С запада эту территорию ограничивал отходивший от Большой Невы канал, который был “зачат 1727 году и не быв докончан оставлен”.

Главной постройкой на этой территории были стоявшие на берегу Большой Невы с 1710 года “Меншиковы Полаты” -”Каменный Большой Дом Князя Меншикова”. При этом доме с 1727 года начали строить “другой флигель”. В 1733 году дом Меншикова (Меншикова Усадьба) был отдан под “Кадецкий Дом”, или “Кадецкий Шляхетный Корпус” (“Кадетский Дом”, “Кадецкий Корпус”, “Кадетский Корпус”) В Кадетском Доме в 1738-1744 годах “в Полатах, что над Воротами”, а с 1744 года “в зале” имелась церковь. “При Кадетском корпусе” имелась также “кирка”.

“Княжий Сад” (или “Огород”) сохранился позади Дома Меншикова и после того, как Меншиков Дом стал “Кадетским Домом”. В этом саду с 1710 года стояли принадлежавшие Меншикову деревянные “Посольские Хоромы”. В 1733-1738 годах, когда они находились уже “под кадетским владением”, в них помещалась “Церковь Воскресения Христова”, а в 1738 году их перестроили в “хоромы... для учителей Кадецкого корпуса”.

В 1711 году из Большой Невы к этим “деревянным покоям” был проведен “небольшой канал” или “каналец”. В саду имелись также “ренжерея” и пруд.

На территории Бывшей Меншиковой Усадьбы находились также двое “полат, которые стоят на канале” (речь идет о канале, отходившем от Большой Невы и ограничивавшем территорию Бывшей Меншиковой Усадьбы с запада). Одни их этих палат были “наугольные”, другие стояли дальше от Большой Невы. В палатах, стоявших на канале дальше от Большой Невы, в 1730-1731 годах находилась “Церковь Воскресения Христова”, а в то время, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”, в них размешался “гофшпиталь”. В “наугольных полатах” с 1731 до 1733 год находилась перенесенная сюда из палат, стоявших на канале дальше от Большой Невы, “Церковь Воскресения Христова”. “При Кадетском Корпусе” (“подле Княжова Саду”) с 1722 года стояли каменные конюшни, на месте которых в 1721-1722 годах начинали строить Гостиный Двор. При них жили “служители конюшенные”. В 1734 году при Кадетском Доме был построен манеж.

Возле Дома Меншикова, “на том месте, где ныне каналец проведен к деревянным хоромам в саду”, до 1730 года стояла освященная 23 ноября 1713 года мазанковая “Церковь Воскресения Христова”.

У Кадетского Дома, на Большой Неве, находилась Пристань, называвшаяся “Пристань у Кадетского Дому”, или “Пристань у Кадетского Корпусу”.

Сразу за территорией Кадетского Дома к Большой Неве начинали выходить “линии”. А. И. Богданов указывал, что “поперег всего острову, начиная от Кадецкого Дому до взморья, числится всех двадцать восемь линий, то есть четырнадцать улиц”, причем каждая из этих улиц “пересекается вдоль каналами, по которым (улицам. – К. Л.) как пеши ходят, так и конные ездят не по середке, но по сторонам” (разумеется, что когда А. И. Богданов говорил о “каналах по линиям”, он имел в виду прежде всего их проект, а не фактическое наличие).

“По Каналу подле Кадецкого Дому” (каналу, ограничивавшему территорию Бывшей Меншиковой Усадьбы с запада) шла “Каменная Линия”. Напротив также шла “Каменная Линия”.

Из расположенных далее с западу “нумерованных” линий А. И. Богданов отдельно упоминает “Вторую”, “Третью”, “Четвертую”, “Пятую”, “Шестую”, “Седьмую”, “каменную”, “Восьмую”, “Девятую”, “каменную”, “Десятую” и “Двадцатую”.

Судя по всему, на берегу Большой Невы, “на Площадке у Кадецкого Корпуса” продавали кирпич, глину и песок для печей, кроме того, там имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”). Сенной ряд “близ Кадецкого Дому” находился, очевидно, на этой же “Площадке”, почти наверняка на месте “Меншикова рынка”, размещавшегося до 1733 года “на берегу Большой Невы, промеж Второй и Третьей Линии”. Когда А. И. Богданов пишет, что “близ Кадецкого Дому, в Третьей Линии” до 1733 года торговал Мясной ряд, он, судя по всему, имеет в виду Мясной ряд на Меншиковом рынке.

“Промеж Четвертой и Пятой Линеи” в 1727 года начато строительство отходившего от Большой Невы канала, засыпанного к тому времени, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”.

“На Большой Неве, промеж Пятой и Шестой Линии” имелись рыбные садки.

У Восьмой Линии на Большой Неве находилась Пристань, называвшаяся “Пристань в Восьмой Линии”.

“Промеж Линей Восьмой и Девятой” был в 1727 году начат отходивший от Большой Невы канал, засыпанный к тому времени, когда А. И. Богданов составлял свое “Описание”.

Возможно, что ведерная, о которой А. И. Богданов пишет как о находящейся “в Десятой Линии”, стояла на берегу Большой Невы.

В идущей по берегу Большой Невы “Набережной Линеи” (“Линии ко Взморью”), к западу от Десятой Линии, среди прочих построек, стояло здание, в котором с 1731 года размещались “Академия, называемая "Морская"”, или “Адмиралтейская Академия”, “Полаты Бывшего Канцлера Андрея Остермана”, перешедшие затем к “Бывшему Фелтмаршелу Миниху” и получившие поэтому название “Минихов Дом” (по-видимому, к западу от Морской Академии), а также “Первоначального Архитектора Здешнего Андрея Трезина Двор” (очевидно, к западу от Минихова Дома).

А.И.Богданов упоминает ряд подворий на Васильевском Острове (не указывая более точного их местоположения): “Подворье каменное Александроневского Монастыря”, “Подворье каменное Казанской Епархии”, “Подворье каменное Новгородской Епархии” с каменной “Церковью Двенадцати Апостол”, освященной 2 июля 1736 года, “Подворье каменное Псковской Епархии”, “Подворье каменное Ростовской Епархии”, “Подворье, именуемое "Семибратское", каменные полаты, которые строены со всех монастырей Новгородской Епархии”, “Подворье каменное Троицы Сергиева Монастыря”, “Подворье каменное Устюжской Епархии”. Возможно, что все эти подворья находились в той же “Набережной Линеи” (“Линии ко Взморью”), в которой стояли Морская Академия, Минихов Дом и Двор Трезина.

Неподалеку от “Первоначального Архитектора Здешнего Андрея Трезина Двора” (скорее всего, на берегу Большой Невы, к западу от этого двора), располагался небольшой торговый центр с “лавочками погребными, хлебными и колашными скамьями” и с продажей “квасов” и с “извошчичьей площадкой”. Ранее здесь находился “Рынок Бывший, называемый "Трезин"”.

“По конец Набережной Линеи” (“Линии ко Взморью”), “против масленых мельниц” (находившихся на левом берегу Большой Невы “при Калинкиной”) и “против того места, где стоял в свое время “Трезин Рынок”, размещалось “"Чекуши" урочище именуемое”, где стояли построенные в 1727 или в 1728 году “Кладовые анбары... для поклажи пеньки” (“Пеньковые анбары”, “анбары деревянные... и в тех анбарах прежде клалась пенька”), причем А. И. Богданов высказывает догадку, “не клалась в них провиантская мука”.

На том берегу Васильевского Острова, который омывался Малой Невкой, возле Стрелки находилась Пристань, называвшаяся “Пристань на Стрелке”. В 1734 году у этой Пристани были “сваи... побиты для наведения мосту на судах”, но этот мост был “отменен”.

Далее “по Малой Невке” стоял каменный “Портовый Гостиный Двор”, или “Кладовой Гостиный Двор”, который начинали строить в 1722 году как “Мытный Двор”, но затем он был “занят весь под кладовые товары”. Посреди Портового Гостиного Двора имелась “важня каменная”, или “Весовой анбар”. С 1733 года при этом Гостином Дворе были устроены “Иностранный и Российский Карабельный Порт”.

При “Порте”, на Малой Невке, с того же 1733 года находилась “Портовая таможня, или Карабельная”, называвшаяся также “Главная таможня при Порте Санктпетербургском”, кроме того, “Внутренняя таможня” и, с 1735 года, “Биржа”.

А.И.Богданов пишет, что в 1736 году “при Портовой таможне” был построен “Пакгаус, или Кладовые каменные анбары”, и что “на Бирже” имелось “две важни” (или два “Весовых анбара”), а также “извощичий притон” (“извощичье становище”).

К западу от Портового Гостиного Двора, “по берегу Малой Невки” стояли с 1733 года “Купецкие Пеньковые кладовые анбары на сваях” (“Пеньковые Анбары”). Ранее здесь было “жилье служителей Бывшего Князя Меншикова”. У этих Анбаров находился “Порт, или Пристань Купецким Российским Судам... где пристают галиоты и барки с пенькою, с юфтью и с прочими товарами”.

У Пеньковых Амбаров на Малой Невке имелась Пристань, называвшаяся “Пристань у Пеньковых Анбаров”.

На берегу Васильевского Острова, выходящем к Финскому Заливу (“при взморье”), располагалась “Галерная гавень” (“Галерная гавань”, “Гавань”), строительство которой началось в 1722 году. В 1747 году ее стали переделывать в камне. При Галерной Гавани с 1740 года имелась “Галерная верфь” для постройки галер с “пильной мельницей дляпилования лесов” и с “деревянными магазейнами для поклажи всяких материалов”, а также “Слободы, в которых живут морские служители и галерные офицеры и матрозы”. Близ Галерной гавани (“близ своей должности”) жили также мастеровые Галерной верфи – “до несколько сот человек”. В Слободах близ Галерной Гавани (“в Галерной Гавани”) “на время в хоромах” была устроена “Церковь во Имя Святыя Троицы”. В тот период, когда А.И.Богданов составлял свое “Описание”, здесь был “ров под фундамент выкопан для битья свай” под каменную Троицкую Церковь, “которая построена будет о пяти главах”. При этих же Слободах (“при Галерной Гавани”) имелся рынок.

На Васильевском Острове, от территории Бывшей Меншиковой Усадьбы к Финскому Заливу, “вдоль острова”, шла “"Большая Першпективая"... называемая, на которой жилье по обе стороны построено”. “По разположению плана Петра Великого” надлежало “быть на ней прорыту каналу, дабы сквозь остров с моря на Гостиный Двор приходили торговые карабли”, ввиду чего этому каналу надлежало быть “большим”.

“Во Второй Линии” у Большой Перспективой стояла “кирка лютерская”.

Далее “на Большой Прешпективой” (у Шестой Линии) стояла построенная в 1728 или 1729 году и освященная в 1732 году деревянная “Соборная Церковь Святого Апостола Андрея Первозванного”, которая была “заложена во Имя Рожества Богородицы”. По-видимому, возле Андреевской Церкви стояла, упоминаемая А. И. Богдановым, какая-то “каменная Церковь”.

“У Церкви Апостола Андрея” против “Линии Каменной, называемой "Седьмой"”, с 1748 года находился “рынок” (“Новый Рынок”), который сначала был “построен строением простым, а... 1749 году выстроен по Шестой Линии настоящим хорошим строением наподобие Мытного Двора”. “На Новом Рынке, что против Церкви Апостола Андрея”, с 1748 года были Рыбный и Мясной ряды, а также Хлебный ряд и “извощичий притон” (“извощичье становище”), причем Мясной ряд, по словам А. И. Богданова, находился “в Седьмой Линии”. Если указание на Седьмую Линию не является ошибкой, то это значит, что территория этого рынка не ограничивалась Шестой Линией.

“На Большой Першпективой, близ Двадцатой Линии”, имелась “Полянка”, на которой с 1733 по 1748 год размещался рынок, где, среди прочих, торговал Мясной ряд.

Где-то на Большой Перспективой (“по Прешпективой на взморье”, “ко взморью”) до 1729 года стояли “Хоромы Деревянные Князя Меншикова” – часть “Первого Посольского Дома”, возведенного в 1703 года на Санктпетербургском Острове.

Параллельно Большой Перспективой шла Первая “Першпективая... называемая "Малая"”, “жилая”. “Близ речки, что к Гавани течет”, параллельно Большой Перспективой и Малой Перспективой проходила Вторая (“еще другая”) “Малая Першпективая”.

На “Второй Малой Прешпективе” стояла деревянная “Церковь Благовещение Пресвятыя Богородицы”, построенная в 1738 году. В 1749 году здесь начали бить свои под каменную Благовещенскую Церковь. “У Благовещения Богородицы” с 1748 года имелись “богадельни... каменные... для купечества”, а также кладбище. По-видимому, за “Второй Малой Першпективой” “по конец Линии” (А. И. Богданов не указал, какой именно линии. – К. Л.) был острог. “За Малой Прешпективой” (неясно, Первой или Второй. – К. Л.) в 1738 году появились “Новые Слободки”. “На Малой Прешпективе” (неясно, Первой или Второй. – К. Л.) имелся “извощичий притон” (“извощичье становище”). “За Линеями к Речке” (очевидно, к Маякуше. – К. Л.) имелся “луг... где становятся лагири”. На правом или левом берегу Маякуши, в ее среднем течении, находилось место, называемое “Чухонская деревня”. В “Чухонской деревне” имелось “кладбище, где обще с российскими и иностранные хоронятся”.

А.И.Богданов называет без конкретизации места, находящиеся на Васильевском Острове, “Ботанический Сад Императорской Академии Наук”; “Армянские Дома”, упоминая при этом, что “в Армянских Домах” имелась “Армянская Кирка”; называет действующую на острове с 1736 года “Аптеку Адмиралтейскую”; а также уже не существовавшую в то время, когда он составлял свое “Описание”, “ФранцузскуюСлободу, в которой жили всякие приезжие мастеровые иностранные люди” и которая “построена была казенная”.

По словам А. И. Богданова, в 1727 году на острове начали строить “салдатские покои” для “полка от Гвардии Ингермоландского”, но точного местонахождения этих покоев не указывает.

Васильевский Остров соединялся с Адмиралтейским Островом перевозом от “Пристани у Академии Наук” к “Пристани у Зимнего Ее Императорского Величества Дому” (“Пристани у Зимнего Императорского Дому”), “Мостом Наводным через Большую Неву... на барках” от “Кадетского Дома” (“Кадетского Корпуса”) к “Церкви Святого Исаакия Долматского” (этот Мост регулярно наводился с 1734 года; его “не бывало весною и в осень... за льдами”; до 1734 года на этом месте Мост на барках был наведен лишь один раз, в 1727 году, от “Бывшей Тогда Церкви Воскресения Христова” к “Церкви Святого Исаакия Долматского”), перевозом от “Пристани у Кадетского Дому” (“Пристани у Кадетского Корпусу”) к “Пристани у Церкви Святого Исаакия” (перевоз этот действовал “только весною и в осень, когда не бывает Мосту”) и перевозом от “Пристани в Восьмой Линии” к “Пристани у Крюкова Канала”; с Санктпетербургским Островом – перевозом от “Пристани на Стрелке” к “Пристани у Мытного Двора” и перевозом от “Пристани у Пеньковых анбаров” к “Никольской Пристани”.

Текст воспроизведен по изданию: Богданов А. И. Описание Санктпетербурга. Северо-Западная Библейская Комиссия. Санкт-Петербургский филиал Архива Российской Академии наук. СПб. 1997